Изгой-один: Звёздные войны. Истории

fadfmyh

Народы небезызвестной галактики стонут под игом Империи, и только Альянс серьезно вооруженных повстанцев сражается и не сдается. Но у Империи появляется весомый аргумент, грозящий положить конец любой попытке сопротивления…

Жанр фильма — военная фантастика. Фильм получился интересным, зрелищным, серьезным, масштабным, логичным, цельным, с адекватной актерской игрой. И у него есть еще одно достоинство, которое, на мой взгляд, нужно рассмотреть подробно.

Это достоинство — полное отсутствие космической романтики.

У некоторых явлений окружающего нас мира есть свойство автоматического придания действительности романтической окраски. Так случается, если какие-либо события происходят, например, на море или в горах. Да что там — даже если герой поплывет на самодельном плоту по затянутому ряской пруду или вскарабкается на какой-никакой пригорок, откуда открывается вид на окрестности, то в атмосфере неминуемо возникнет нечто романтическое.

Что ж говорить о созданном талантливыми художниками «Изгоя-один» космосе — с его потрясающими звездами, планетами, их спутниками и космическими кораблями!

Однако режиссер Гарет Эдвардс — при том, что он не стал делать акцент на физиологических ужасах конструируемой им войны — снял фильм так, что в нем никакой романтики нет и в помине.

И это — большое достижение. Слишком во многих фильмах бодрый звон клинков, живописный дым корабельных пушек, яркие всполохи лазерных лучей — на цветущих равнинах, в горах, на море или в космосе — маскируют несчастье войны вводящим в заблуждение шлейфом романтизма. А в больших и систематических дозах это приводит к молчаливому или громогласному оправданию насилия.

Война и романтика несовместимы. И в фильме, пусть про фантастическую войну, даже фоновое появление романтизма подлежит профессиональному выявлению и удалению.

Гарет Эдвардс так и сделал, и его «Изгой-один» получился антивоенным.

Трейлер: