All that jazz и вечная весна

Трудно себе представить, что в наше время найдется человек, который решит сделать мюзикл в его первозданно-голливудском формате, где герои, прокладывая путь к Мечте,

будут петь и танцевать, отбивая, как когда-то чечетку на тротуаре, но при этом условность жанра будет пересекаться с жизненными реалиями, и стоящие в глазах слезы станут отголоском действительно рухнувших надежд.

Однако режиссер Дэмьен Шазелл, помешанный, судя по всему, как и его герой, на джазе, предлагает схему, которую в фильме применимо опять же к джазу объясняет Кит в исполнении Джона Ледженда, суть которой в том, что не нужно оборачиваться назад, дабы не выглядеть консерватором, а надо наоборот сделать шаг вперед, прихватив прошлое как футляр с инструментом, который остаётся прежним, но музыка на нем зазвучит по новому.

И вот это сочетание прошлого и настоящего размывает границы фильма, поэтому условность эпохи в фильме выражается только в мобильном телефоне и «Приусе» Мии, героини восхитительной Эммы Стоун, а все остальное же вне времени и пространства. Ведь как бы не менялся Голливуд, он не изменится никогда, это понятно. Погоня за призраком славы и амбициями будет вечной, а искушение насладиться видом звезд не только на небе над Голливудскими холмами, но и на Аллее славы всегда будет манить миллионы.

Поминаемые большинством «Поющие под дождем» здесь отметились мало, кроме разве что буйства красок и богемного мира, гораздо больше визуальный и хореографический ряд «Ла-ла-Лэнда» ассоциируется с «Вестсайдской историей» и ее ансамблевыми сценами, душераздирающей искренностью и наэлектризованностью между персонажами. Но как бы то ни было, таких композиторов-мелодистов как представители «Great American Songbook» больше не делают, поэтому автор музыки Джастин Гурвиц удачно разыгрывает прекрасную тему заглавной мелодии, которая становится лейтмотивом фильма, а потом его настроением и атмосферой.

Несмотря на то, что фильм не отличает ни выдающийся с точки зрения истории сценарий, ни упомянутые музыкальные номера, как это было, например, в фильме «Чикаго», тем не менее «Ла-ла-лэнд» воспринимается как чистокровный, «абсолютный» мюзикл, а Эмма Стоун — девушка-мечта, с непередаваемым изяществом кружащаяся в танце, заставляет вспомнить богинь эпохи голливудского ренессанса с их летящим в объятия Фреда Астера романтизмом. И перефразируя одного из героев фильма, в данном случае романтизм — это не ругательство, а атмосфера, кровь и плоть фильма. Два часа невероятного и бесконечного волшебства. Магия кино, соединяя в темном зале воедино музыку, танец и блистательный визуальный ряд делает своё дело, и фильм переливается как бриллиант на солнце, не давая при этом уловить, которая из граней восхищает больше!

Себастьян Райана Гослинга наделен достаточным чувством самоиронии, чтобы пронести свою ношу невезучего и «бедного художника с мансард Парижа» с достаточным остроумием и юмором даже там, где чувствуется душок мелодрамы. Однако Мия в своих летящих платьях, сколько бы не смотрела на звездное небо в обсерватории, и сколько бы «магия лунного света» не очаровывала ее (чудесный отсыл к фильму Вуди Аллена пришелся тут как нельзя кстати), становится практически трагической героиней благодаря Эмме Стоун, которая не зацикливаясь на несерьезности жанра, раскручивает на всю катушку извечную человеческую дилемму «счастье vs успех».

Тем не менее, сколько бы не зачаровывала нас музыка и не увлекали хитросплетения желаний героев, показанные под разными углами и ракурсами, однако непреложная истина все равно вылезает наружу и она в том, что несчастнее всего мы именно тогда, когда наши мечты сбываются. Голливуд еще раз подтвердил это, но так красиво, что хочется, чтобы это длилось вечно!

Трейлер: