«Афоня» — грустное веселье

Сантехника привычно представлять в грязной рабочей робе или спецовке, но этот определенно выбивается из стереотипного образа. На нем пусть и потрепанный, но вполне приличный костюм, щегольская шляпа, под мышкой букет, а рядом гордо стоит массивная раковина. Причудливое сочетание, не так ли? Да и на улице уже ночь, стало быть, рабочая смена давно закончилась. Невзирая на это, сантехник с забавным именем Афоня терпеливо ждет женщину, что заставила его окинуть взглядом привычную жизнь и обнаружить там прежде незамеченные изъяны. Очаровательная дама, настоящая Елена Прекрасная, одним лишь насмешливым взглядом превращает необычную картину в полный абсурд. Сантехник ночью пришел без вызова (!), ставить раковину в костюме (!!), и с цветами (!!!). Достаточно одного крупного кадра с разочарованным лицом Леонида Куравлева, как замысел Георгия Данелии предстает во всей полноте. Это не просто история о непутевом сантехнике-алкоголике, а целый памфлет о тонкой душе советского человека. За смехом идут грусть, тоска и разочарование, но эти печальные чувства лишь промежуточная остановка поезда под названием «Жизнь». Каждая деталь специфического облика Афони способна сказать о многом, и она говорит.

Читателю на заметку: фильм «Афоня» давно уже стал своеобразным гимном отечественному сантехнику. А сам персонаж Борщев, обаятельный, с тонкой душевной организацией и, вместе с тем, мастер на все руки, способный починить любую неисправность и достать любую недостающую деталь — это собирательный образ классического ремонтника. Если у вас произошла поломка какого-либо оборудования, то вам не отменно придется обращаться к профильным специалистам. Так обращайтесь в таком случае к лучшим, к мастерам «Петербургской Ремонтной Службы» — http://www.peterburgremont.ru , которые предлагают широкий перечень услуг по ремонту практически любой бытовой техники, полному комплексу работ по ремонту квартир, а также проведению работ по ремонту и настройке компьютеров и ноутбуков.

В социально направленной ленте Данелии есть место прекрасному, только облачено оно порой в неприглядные формы. До очередной попойки ценой в аванс у беспечного Афанасия Борщова была невеста. Ей он то ли собирался, то ли и впрямь купил, да потерял духи. Символично. К чему красота в пустой, лишенной намека на семейное тепло квартире? Вокруг дамского угодника Афони постоянно мелькают женщины, но большинство из них мимолетны. Недостижимая, яркая, с шикарной русской косой Елена или тихая, скромная, с милым хвостиком Катя? Каждая из них — как половинка режиссерского представления о красоте. Афоня падок лишь на внешность, но не видит глубже изысканного стана, иначе бы гораздо раньше понял всю глупость своего образа жизни. Он меняет грязную рубашку на аккуратный костюм, покупает цветы чужой женщине, а где-то за спиной маячит нежное создание, которое ждет всего лишь телефонного звонка. Красота наносит сильный удар по иллюзиям и заблуждению, и она перестает быть красотой в привычном понимании. Ее сменяет добро, чья ценность становится очевидной как печаль от увядания цветов. Но если букет к жизни не вернуть, то принять лучик светлейшего из чувств возможно, когда в сознании что-то проворачивается.

Давно уже вышедший из мужской моды головной убор не способен замаскировать человека, но преобразить — запросто. В «Афоне» почти нет фальши — время такое было, но вместе с тем, каждый, кто соприкасается с оборотистым сантехником, вынужден надеть воображаемую шляпу. Спрос на рабочие специальности сделал возможным паразитический режим существования, который оказался столь мил Борщову. На работе его терпеть не могут, но по доброте душевной все-таки сочувствуют и пытаются вытащить с края обрыва. Коллеги Афони не понимают бесперспективность товарищеских судов или демонстративного отказа выдать студентов для практики. А искренность ведь совсем рядом. Не зря именно у своего вынужденного соседа Коли Борщов берет поносить ту самую шляпу. С виду недалекий штукатур своими «философическими» монологами и как будто наивными вопросами гораздо больше приносит пользы сбившемуся с пути человеку, чем публичная порка от коллег. После злополучной ночи у подъезда Елены Афоня надолго избавляется от шляпы. От тихони Кати он получил доброту, а от Коли — рассудительность.

Непременный атрибут домашнего оснащения, который играет важную роль в беготне Борщова по квартирам, а точнее, по этапам своей жизни. Хитростью выманил, обманул, провел — чего только не проделывает Афоня в желании впечатлить красавицу с длинной косой, но громоздкая чугунная раковина — словно издевательская насмешка над нелепыми потугами новоявленного донжуана. Раскрывая характер героя, Данелия заодно пропел оду рабочему классу, которому лишь на первый взгляд не стоит примерять классический костюм. Текущими трубами и ржавыми раковинами жизнь не исчерпывается, и оптимизм Афони — прекрасное тому подтверждение. Патриотичный по своему духу фильм практически избавлен от телевидения, радио и газет, что указывает на желание Георгия Данелии увести своих персонажей от насаждаемого и заставить познавать самого себя. Афоня уныло глядит в потолок, вспоминает о загубленных шансах, он все ближе к осознанию неверности выбранного пути, как «раковина» в лице начальника ЖЭКа словно гирей тащит сантехника прочь от мечтаний. Важный мужчина нарекает Афоню равнодушным, но это совсем не так, иначе не было бы преисполненного наивностью ночной визита с раковиной наперевес. Мечты всегда могут перерасти в желания, а те — в конкретные планы. Все в руках человека, которому нужно порой просто остановиться и послушать внутренний голос.

Над Афоней сложно не потешаться, но это смех над уморительной игрой Леонида Куравлева, а не над недотепистостью работника ЖЭКа. История человека, который именовал себя Борщовым А. Н., далека от комедийности, и чем дальше течение фильма, тем все больше в нем трагедии. Однако фильмы Георгия Данелии всегда отличал скрытый оптимизм. Какие бы горести и порой беспощадные испытания не предлагал он своим героям, а шанс обернуться на знакомый голос не исчезнет, сколько бы бутылок не было выпито. Афоня беспричинно и хаотично врет всем подряд, но на самом деле единственный человек, который обманут — он сам. После разбившей сердце сцены встречи горемычный ловелас отправляется заливать горе. Это обычная реакция обычного человека. Но созданный совместными трудами Георгия Данелии и Александра Бородянского персонаж не тянет на заурядность, если даже в одной сцене открывается вся окружающая его действительность. Грузинский режиссер одарил фонд советского кино не одним шедевром, но «Афоня» даже более русский фильм, чем легкий и воздушный «Я шагаю по Москве». Сантехник тоже шагает по своему городу, но делает это как заяц — петляя. Данелия идет за Афоней след в след и постоянно подчеркивает: человек строит свою жизнь сам. Он может послушать влюбленную в него женщину, подчиниться мнению руководства, а может понять мысли соседа по квартире. Пока человек жив — он ищет себя. И сколько бы не было в его жизни подаренных букетов, сношенных шляп или замененных раковин, а все у него еще впереди. В деталях может сидеть не только дьявол, но и ускользавший прежде смысл.